Нравственное Богословие. Лекция 3. Часть 1

Лекции по нравственному богословию слушать песни о героях отечества текст Что поставляет ее в таком мраке? Под именем мира разумеем мы всю систему мироздания, союз всех тел небесных и всех существ, населяющих эти тела. Порою ошибочно, потому что пользуемся не теми внутренними критериями и установками, а порой довольно верно, но лишь потому, что душа наша набредает на верные критерии и оценки либо по своей природе, либо по ходу воспитания или общему строю общественной жизни, либо по другим серьезным основательным или случайным признакам. Конечно, мы должны были бы посмотреть не только по ветхозаветному знанию, но и особенности нравственных ситуаций и порой напряженных попыток нравственного управления с помощью создания хоть каких-то этических систем. Так проявляется светлый дух христианства в отношении его ко всему истинно-прекрасному. И прежде всего, как нам, христианам, не знать жизни своего Спасителя, и Его чудес и учения? Таким образом, в воззрении индетерминизма, свобода человека — не безусловно творческая свобода, а свобода выбора, свобода нашей воли решить — поступить так или иначе. Так, когда Юпитер говорит, что все боги не совлекут его с неба никакой цепью, но что он может всех их потрясти, то в словах его заключается идея высокая; но образ выражения ее самый низкий. Но религия живет в вечном, и потому она противна рассудку, который занимается временным.

Это описание Божества у Моисея выражает, что Бог есть выше всего того, чем мы Его представляем, что существо Его для нас необъятно и непостижимо. И это должен помнить каждый из нас. Но и здесь еще победа над грехом не столь трудна, на что указывают многочисленные примеры того же Ап. Однако, нужно помнить то, что крещением омывается в человеке — порча первородного греха и вина за все проступки и грехопадения, совершенные до крещения. Учение, противоположное детерминизму и признающее в человеке свободу воли, называется индетерминизмом. И наоборот — те, кто в жизни земной ищет и добивается лишь утех и наслаждений, — они отнюдь не блаженны. Но как - не чувствовать?

Загрузка...
01 Корепанов К Нравственное богословие

Скачать бесплатно лекция Нравственное Богословие (Коржевский)

Наконец, воля человека есть та сила его души, чрез которую он сам вступает в мир, и действует в нем.

Нравственное богословие. От 5 декабря. Страсти как болезнь воли (а не сердца)

Нравственное богословие. Выпуск от 27 мая

Интересное:

Есть степени, на коих оставляют человека науки и искусства, где не следует за ним гражданское правительство и законы, где он не имеет общественной жизни, где и самая оседлая жизнь бывает ему неизвестна; но религия идет далее всего этого, не оставляет его нигде, следует за ним по всем степеням образованности, живет во всех климатах и странах, словом: И для всех их, как и для истинных философов, бытие Божие казалось истиною первою. Значение светского научного образования.

Затем и нас, наших личностей, и со всем, что описывается словами "внешний мир", прежде всего мир - Космос, сотворенный Богом, но и мир вторичных ценностей, сотворенных и творимых человеком - мир человеческой культуры во всех ее осуществлениях, включая когда мы говорим о тварном мире и мир невидимый, прежде всего мир тех личностей, о которых слово Божие не так уж мало говорит и к которым мы, по крайней мере формально, имеем отношение и даже обращаемся а если жизнь идет по правилу, то ежедневно и даже дважды в деньно как часто это обращение не бывает связано с непосредственным личным знанием - мир ангельский.

Короче говоря, со всем, что. И поскольку мир этот и прежде всего мир человеческих личностей не может не включать ту личность, с которой каждому из нас приходится больше всего иметь дело - собственную личность, - то, значит, и ценностные отношения и переживания всего, что может быть оценено во всем круге проявлений собственной личности.

Таким образом, нам придется говорить не только о ценностном знании и переживании поступков видимых, слышимых и так или иначе проявляемых во вне, но и о тех внутренних проявлениях, которые составляют по формальным признакам область психологии - состояния, переживания, помыслы, помышления, ощущения.

А также и область интеллектуальной деятельности, поскольку она тоже может быть оценена с позиции некоторых ценностных ориентиров.

Лекции по нравственному богословию слушать текст песни чебурашка с припевом

И понятно поэтому, что в этой области, как и во всех других областях человеческих отношений, ошибки а значит, и выправление ошибок или по крайней мере стремление к выправлению ошибок являются делом довольно постоянным и обычным. Собственно, более всего область этики как жизни и как учения имеет может быть, к сожалению дело с ошибками, потому что реальность, данность человеческих существований, даже стремящихся к деятельности безошибочной, все равно протекает и по внутренним проявлениям, и по внешним осуществлениям в мире непрерывных ошибок, которые, дай Бог, чтобы хотя бы виделись и осознавались как ошибки.

Конечно, в этом смысле название нашего предмета представляется довольно неуклюжим, хотя любое другое, если бы оно и было более строгим, осмысленным и научно определенным, едва ли стало бы даже просто для уха верующего человека более осмысленным. И не только потому, что оно уже довольно привычно по крайней в течение полутора последних веков, потому что до х годов прошлого столетия эта дисциплина называлась еще более неуклюже: В общем, почти каждый человек, хоть сколько-то вошедший в область христианской жизни и христианского знания, понимает, о чем идет речь.

И в общем, этого довольно, чтобы не заниматься лишними вопросами о том, что же включает в себя этот предмет. А предмет включает в себя довольно многое, о чем можно судить и по количеству написанной литературы, даже тогда, когда прямым предметом каждой из книг, брошюр, статей является в строгом смысле слова не нравственное осмысление жизни или отдельных ее проявлений, а что угодно.

Даже если речь идет о богословском знании, когда мы восходим к самым высоким и отвлеченным созерцаниям если это с нами случаетсято и тогда эти созерцания неизбежно оказываются окрашенными нравственно и хоть сколько-то пронизаны нравственным смыслом и содержанием. О том, что это так, можно судить, если с этой точки зрения просмотреть бегло даже любой самый схоластический учебник по догматике. И, конечно же, так не только потому, что конечным содержанием любого, самого отвлеченного понимания и знания оказывается поступок, который хотя бы состоит в понимании.

А любое понимание, безусловно, всегда имеет ценностное содержание, а нравственное понимание и этический смысл всегда только тем и занимается, что ценностно. В этом решительное отличие, кстати говоря, нравственных подходов, нравственных пониманий и нравственных содержаний от всех других пониманий, содержаний, осмыслений и наук.

Потому что любые осмысления, любые переживания и знания, даже если они описывают, положим, самые глубокие интимные стороны человеческой жизни как, скажем, это может быть в психологиине только не обязаны, но и не могут отвечать на вопрос, хорошо это или плохо, даже когда речь идет о явно разрушительных проявлениях человеческой личности, касается ли это других людей когда речь идет об агрессивных проявленияхлибо это происходит лишь по внутреннему строю человека и тогда приходится говорить о психических болезнях, которые могут протекать исключительно внутренним образом.

И в таких случаях только подходя к такого рода вопросам с нравственной позиции, мы можем, имеем право и даже обязаны ответить на вопрос, хорошо это или плохо и почему хорошо или плохо, исходя из каких критериев.

Потому что даже любой психиатр или автор учебника по психиатрии, описывая ход, этиологию и последствия чего угодно скажем, шизоидного проявления, связанного, как это часто бывает, с бредовыми осложнениямине обходится без того, чтобы внутренне для себя оценивать то, что происходит - конечно, когда речь идет о личности, а не об учебнике.

Итак, полное развитие религии требует полного развития ума; но его нет в сем мире. К сему же классу принадлежат люди образованные, руководствующиеся логическим рассудком. Натура в своих образовательных действиях представляет выход вещей из ничего и обращение их в ничто.

Но он может оценивать лишь тогда и потому, когда и почему он переходит из области чистого знания и понимания в область нравственных оценок. Др всякой науки, до всяких книг и даже до начала церковной жизни мы знаем и понимаем довольно. Порою ошибочно, потому что пользуемся не теми внутренними критериями и установками, а порой довольно верно, но лишь потому, что душа наша набредает на верные критерии и оценки либо по своей природе, либо по ходу воспитания или общему строю общественной жизни, либо по другим серьезным основательным или случайным признакам.

Конечно, что касается реальной конкретной жизни человеческой личности, эти оценки, их острота, напряженность, верность, строгость, постоянство и стремление к тому практическому исходу, который может быть назван словом "исправление" а для человека знающего единственно верный христиански-религиозный исход выражается словом "покаяние" - все это, конечно, до всяких книг. И в некотором смысле до всяких знаний, во всяком случае до знаний, формулируемых определенно, входит в жизнь любого человека и крутится, проворачивается в жизни любого общества с неизбежностью по двум причинам.

Во-первых, потому, что данность человеческих жизней всегда и неизбежно такова, что она осуществляется всегда более или аккорды песни get lucky пронизанной всякого рода ошибками по-христиански мы скажем: Эта неизбежность ошибки, и ошибки довольно постоянной, известна каждому по своей жизни, а по мере сверхмерной наблюдательности еще более - по жизни других людей, потому что здесь наблюдательности бывает обычно куда.

Так вот, во-первых, по этому непосредственному знанию ошибок, а во-вторых, потому что с ошибками особенно с длящимися, и не просто длящимися, а очевидным образом разрушающими личность жить неудобно и не хочется. И потому, оценивая происходящее с собственной личностью, человек либо более или менее ищет выхода, хотя бы теоретического, либо успокаивается, хотя при этом, даже если он свинья свиньей и вообще ничего не хочет знать и понимать, копните любого человека, копните как следует, и увидите, что под самыми грязными и грубыми наслоениями самых безобразных оболочек откроется то, что он все-таки знает, что он свинья и что он этого не хочет.

Это правда и это тоже входит в данность, которая тоже более или менее оценивается. Ну и конечно, когда человек аудиокнига архипелаг гулаг слушать онлайн все более определенно, не просто внешним образом осуществляться в различных внешних профессиональных и любых других проявлениях, когда в нем все более серьезно, деятельно и основательно пробуждаются акты самосознания, они, эти акты самосознания, и носят прежде всего этический, нравственный характер или по крайней мере окрашены, пронизаны хоть сколько-нибудь этическими содержаниями.

Потому что всякое личностное да и всякое общественно - например, национальное самосознание всегда ценностно, а значит имеет этическое содержание. Если по милости Божией свершается с человеком чудо того личностного переворота, при котором самосознание перестает питаться автономными ценностями и отбросами со стола общественной мысли то есть происходит чудо религиозного переворота, а еще более определенно - христианского переворотаэто самосознание приобретает не просто христианское содержание.

Оно приобретает те безусловно устойчивые и определенные критерии и ориентиры, на основании которых он может, если хочет, оценивать довольно безошибочно происходящее с. Но и этого мало. Эти оценки сами по себе, даже если они оказываются тонкими, глубокими, серьезными и довольно верными, еще не являются вполне этическими, если не взывают к перемене, потому что любая этика, любая нравственная система, а уж тем более религиозая, тем более христиански-религиозная, взывает к перемене.

Вообще говоря, в жизни человека, в самом общем виде рассматриваемой этически, возможно очень ограниченное число осуществлений. Вот есть данность - данность человеческой жизни в ее внутренних проявлениях, ее хотениях, помыслах, взаимоотношениях, в ее профессиональных достижениях и пр.

Ошибочность, безобразие, искаженность по сравнению с ясными, определенными или туманными, но какими-то ориентирами он знает. Дальше возможны следующие варианты. Во-первых, сжиться, или смириться, с тем, что. Вообще говоря, дискомфортно чувствовать себя гадом, противно, а ошибки нравственные и заставляют человека чувствовать себя гадом. Но как - не чувствовать? Значит, таким образом устроить свою жизнь, что как будто никаких вообще нравственных норм и ориентиров.

Если тебя совесть покалывает, то с течением времени, особенно если кожа толстая, она покалывает все реже, ее уколы все более бесплодны - совесть приобретает характер, названный апостолом в одном месте "сожженной", а в другом "прокаженной", что практически одно и то. И вот вам, пожалуйста, одна из вполне частных реальностей, особенно для того самосознания, которое раскрывается не религиозно, даже у людей, решившихся идентифицировать себя с верующими.

А если все же совесть работает, если ориентиры более или менее известны - известны точно по религиозному знанию или, может быть, почти так же точно, но не по тому знанию, которое предлагается во всей полноте христианским вероучением, а хотя бы порой по довольно глубокому интуитивному переживанию.

Итак, ценностно определяешь себя как плохого. Опять ограниченный набор вариантов вроде первого, который как бы даже может почти не рассматриваться, разве что должен быть отмечен с глубоким сожалением, что он существует, во-певрых, и то же самое глубокое сожаление должно каждый раз, по-видимому, пробуждаться при взгляде на тех, у кого Больно, печально, обидно за человека вообще; обидно и жалко этого человека, потому что он погибает, а чем больше внутренняя и духовная солидарность с личностью, которая не знает, каким образом, тем острее и собственная боль.

Но у тебя, положим, это не так - работает нечто. Плохим быть не хочется. Тогда возможны три варианта. Во-первых, быть лучше, становиться. Положим, знаешь о себе, что ты раздражителен - значит, принимать меры к тому, чтобы не быть раздражительным. Знаешь, что ты обжора - принимать соответствующие меры к тому, чтобы не быть обжорой. Знаешь, что ты ревнив?. Ну, и так далее. Но дальше происходит следующее.

Иногда опыт бывает вовсе бесплодный, а есть хорошие техники, замечательные этические техники, особенно в неправославном, восточном Но нужно помнить, что существуют крайние индетерминисты, учение которых принимает односторонне-ложный характер. Они говорят, что свобода человека есть его полная власть поступать именно так, как ему хочется.

Таким образом, в их понимании, свобода человека есть полный его произвол, полная власть поступать по любому своему желанию или капризу. Конечно, это не свобода. Это злоупотребление свободой, извращение.

Человек не имеет абсолютной, безусловной свободы, такой высшей творческой свободой обладает только Всемогущий Бог. В противоположность такому ложному индетерминизму, истинный индетерминизм учит. Его учение говорит о том, что человек несомненно находится под влиянием внешних мотивов и побуждений самого различного рода. В этом признании того, что на человека действуют — иногда очень сильно — различные внешние мотивы и влияния, индетерминисты согласны с детерминистами.

Но дальше — коренное расхождение. В то время как детерминисты говорят, что человек поступает так или иначе только под влиянием сильнейшего из мотивов, а свободы не имеет — индетерминисты утверждают, что он всегда свободен избрать любой из этих мотивов.

Этот мотив может быть вовсе не сильнейшим, мало того, человек может даже предпочесть мотив, который другим людям покажется явно невыгодным. Примером этого может служить подвиг мучеников, которые мучителям язычникам казались безумцами, сознательно губившими. Таким образом, в воззрении индетерминизма, свобода человека — не безусловно творческая свобода, а свобода выбора, свобода нашей воли решить — поступить так или.

Христианство принимает именно такое понимание человеческой свободы, соглашаясь с индетерминизмом. Применяя его к области нравственной, к вопросу о борьбе между добром и злом, между добродетелью и грехом, христианство говорит, что эта свобода человека есть его свобода выбора между добром и злом. Мы убедились в том, что человек обладает свободой были в смысле выбора поступить так или. Спиноза считает полет камня аналогией с действиями человека.

Но это можно было сделать только в том случае, если бы камень имел свободу выбора — лететь или не лететь, упасть или не упасть. Но у камня такой свободы, очевидно, нет, а потому данный пример является совсем неубедительным Несостоятельность детерминизма, отрицающего свободу воли, видна еще вот из.

Во 1-х, ни один детерминист в практической жизни не осуществляет своего учения.

Лекции по нравственному богословию слушать быть с тобой песню скачать

И ясно, — почему. Ведь если смотреть на жизнь со строго детерминистической точки зрения, то не следует наказывать никого — ни ленивого ученика за ленность, ни вора за воровство, ни убийцу и.

Может ли этот образ выражать самое существо Божие? Что ж, уже ли все понятия наши о Боге пусты, совершенно и нимало не выражают натуры Божества?

Абсурдный, но вполне последовательный вывод из детерминизма Во 2-х, доказательством свободы воли служит факт всем известного переживания души, которое называется раскаянием и каждому знакомо по личному опыту На чем основано это чувство раскаяния? Да очевидно, на том, что раскаивающийся человек мысленно возвращается к моменту совершения своего дурного поступка и оплакивает свой грех, сознавая ясно, что он мог поступить иначе, мог сделать не зло а добро. Очевидно, что такое раскаяние не могло бы иметь места, если бы человек не обладал свободой воли, а был бы безвольным рабом внешних влияний.

В таком случае он не отвечал бы за свой поступок И такая свобода есть величайший дар человеку от Бога, Который ищет от него не механического повиновения, а свободно-сыновнего послушания любви. Обязанности человека Обязанности к себе: Живя в этом мире, христианин находится в постоянном, живом взаимообщении с Богом, и с ближними — с окружающими людьми. Вместе с этим, в течение всей жизни заботится о самом себе — о своем телесном благополучии и душевном спасении. А поэтому — и его нравственные обязанности можно разделить на три группы: Этот дух — есть именно центр, средоточие духовной жизни, он стремится к Богу и бессмертной, блаженной вечной жизни.

Задачу всей жизни человека мы определяем как необходимость использовать земную временную жизнь, для приготовления к вечной, духовной жизни. В данном случае это можно сказать и другими словами. Но эгоист думает только о себе, и ни о ком. В своем эгоизме он стремится добиться личного своего благополучия и счастья каким угодно путем — хотя бы ценою страдания и несчастья ближних. Ибо законы Небесной Правды противоположны законам земной выгоды. По понятиям земным — приобретает тот, кто на земле собрал для себя; по учению Божией Небесной правды, приобретает для вечности тот, кто в земной жизни — раздает и благотворит.

В известной притче о неправильном домоправителе Луки 16 гл. Идеал христианского совершенства недостижимо высок.

И поэтому — в работе человека над собой, над своей духовной личностью — не может быть конца. Вся земная жизнь христианина есть беспрестанный подвиг нравственного самоусовершенствования. И конечно, совершенство христианское дается человеку не сразу, но постепенно.

Преподобный Серафим Саровский одному христианину, который, по своей неопытности, думал сразу достичь святости, говорил: Смирение Добродетели смирения, духовного плача и правдолюбия 1, 2 и 4 зап. Это та добродетель, без которой не может быть приобретена никакая другая, и без которой немыслимо духовное совершенствование христианина.

Сам Христос Спаситель Свои новозаветные заповеди блаженства начинает заповедью о смирении: Христианин же всякий — и нищий, и богатый должен сознавать себя нищим духовно —.

Все доброе в нас — от Бога. От себя же мы прибавляем лишь зло: И это должен помнить каждый из. Ибо не напрасно сказано в Свящ. Рядом с искренним глубоким смирением у христианина должен стоять духовный плач, о котором говорится во 2-й заповеди блаженства.

Кто не знает того, что смирение у человека часто бывает неглубоко и обманчиво. Но, оказывается, что это было не глубокая, постоянная настроенность и переживания души, а поверхностное, неглубокое чувство.

Если его смирение искренно — он выслушает упреки без гнева, а иногда и поблагодарит за смиряющее вразумление. Если же истинного смирения у него нет — он не вынесет упреков и рассердится, ибо от этих упреков и обличений его гордыня встанет на дыбы И вот, Господь говорит: Таким образом, под плачем здесь прежде всего разумеется духовный плач — плач о грехах и, в связи с этим, — об удалении от Царствия Божия.

Кроме того, среди подвижников христианства много было и таких, исполненных любви и сострадания, которые плакали о других людях — об их грехах, падениях и страданиях. Но и вообще не противно духу св. Евангелия под плачущими понимать также — всех скорбящих и обездоленных людей, если они свою скорбь принимают по-христиански — смиренно и покорно. Они поистине блаженны, ибо утешатся, будут утешены Богом любви. И наоборот — те, кто в жизни земной ищет и добивается лишь утех и наслаждений, — они отнюдь не блаженны.

Хотя они сами себя считают счастливцами, и другие их считают таковыми, — но по духу Евангельского учения они несчастнейшие люди. Именно к ним относится грозное предупреждение Господа: Горе вам, пресыщенные ныне!

Когда человек исполнен смирения и скорби о своих грехах, он уже не может мириться с тем злом греха, которое так загрязняет и его самого и других людей. От своей греховной испорченности неправды окружающей жизни он стремится уйти к правде, к святости и чистоте. И этой Божией правды, ее торжества над человеческими неправдами — он ищет и желает и сильнее, чем голодный хочет есть, или жаждущий -этом и говорит нам 4-я заповедь блаженства, связанная первыми: Отчасти уже здесь, в земной жизни, в которой эти верные последователи Божией правды временами уже видят начатки ее торжества и победы в действиях Промысла Божия и проявлениях Божия правосудия и всемогущества.

Падение и обращение грешника Анализ Притчи о блудном сыне. Три ступени падения и обращения грешника. После того, как мы рассмотрели вопрос о свободе воли человека, и о первых и основных добродетелях — смирении, духовном плаче, и стремлении к Божией Правде — нам нужно уяснить себе весь процесс обращения заблудшегося грешника на путь праведности.

Лучшим примером для этого служит притча о блудном сыне, которая находится в Евангелии от Луки Притча говорит нам о юном сыне, который тяготился заботливой опекой своего отца и в своем неразумии решился на измену. И на дальней стороне, так заманчивой издали, неразумный сын расточил — растратил свое имение, живя распутно.

Но вот блудный сын расточил свое имение, начал голодать и стал свинопасом. И рад бы был насытиться свиными рожцами свиной пищей — но никто не давал ему Не так ли и грешник, запутавшийся окончательно в сетях греха, — духовно голодает, страждет и томится? Вихрем пустых развлечений, кутежами и распутством пытается он заполнить свою душевную пустоту.

Принял — и пришел в себя, как больной приходит в себя после мучительного кошмара. И вот — спасительная мысль: Отче, согрешил я против неба и пред Тобою, и уже недостоин называться сыном Твоим — прими меня в число наемников Твоих И нелегок был его путь.

Увидел и сжалился, и, побежав, бросился к нему на шею и целовал. Так постепенно проходит в человеке процесс его отпадения, и — обращения к Богу. Он как бы спускается и поднимается по ступеням. Наконец — полное духовное банкротство, духовный голод и мрак — человек дошел до глубины падения. Но тут, по слову Aп. Павла, — где умножился грех, там явилось обилие благодати, вразумляющей человека. Грешник принимает спасительныый благодарный призыв а может не принять и погибнуть, и увы, — так бывает.

Принимает и приходит в. Приходит в себя и твердо решает порвать с грехом идти с покаянием к Небесному Отцу. Идет путем покаяния — и Отец выходит к нему навстречу, и принимает с всепрощением и прежнею любовию… 9. Спасение в Церкви Как совершается спасение человека. Вопрос о взаимоотношении между свободной волей человека и действием благодати Божией Пелагий и Августин. Господь Иисус Христос о всякой истинно-доброй христианской деятельности человека сказал: Поэтому, когда идет речь о спасении человека, христианин должен помнить, что начало спасающей нас истинно христианской жизни идет только от Христа Спасителя и дается нам в Таинстве Крещения.

В своей беседе с членом синедриона Никодимом на вопрос, появившийся а душе Никодима, — как войти в Царствие Божие, Спаситель ответил: Итак, крещение является как бы тою дверью, чрез которую человек только и может войти б церковь спасаемых.

Ибо спасен будет лишь тот, кто будет иметь веру и крестится Hotel california eagles о чём песня. Однако, нужно помнить то, что крещением омывается в человеке — порча первородного греха и вина за все проступки и грехопадения, совершенные до крещения.

Но зародыши греха, греховные привычки и влечение ко греху — остаются в человеке, и преодолеваются усилиями самого человека, путем подвига всей его жизни — ибо, как мы уже знаем, Царствие Божие приобретается усилием, и лишь употребляющие усилия достигают.

В них христианин, по мере своей веры и нужды, получает божественную благодать, содействующую его спасению. Без этой благодати, по учению апостольскому, мы не только не можем творить добро, но не можем даже и пожелать его Фил.

Лекции по нравственному богословию слушать песни полины гагариной слушать и скачать бесплатно

В истории церкви этот вопрос был остро и решительно поставлен уже в 5 веке. Ученый и строгий монах Пелагий стал учить о том, что человек спасается сам — своими силами, без Божией благодати.

Развивая свою мысль, он в конце концов дошел до того, что в сущности, стал отрицать самую необходимость для людей искупления и спасения во Христе. Против него выступил знаменитый учитель церкви, блаженный Августин, который с особенной силой доказывал необходимость для спасения благодати Господней.

Однако, возражая Пелагию, Августин сам впал в противоположную крайность. По его учению выходило то, что в деле спасения все для человека делает Божия благодать, а человек лишь должен с благодарностью принимать это спасение.

Истина, как всегда, находится между этими двумя крайностями. Ее выразил подвижник того же 5 века, преподобный Иоанн Кассиан, учение которого называется синергизм. По его учению, человек спасается только во Христе, и благодать Божия в этом спасении — главная действующая сила.

Лекции по нравственному богословию слушать градский песни слушать онлайн

Однако, кроме действия благодати Божией для спасения нужны и личные усилия самого человека. Одних личных усилий человека недостаточно для спасения — но они необходимы, ибо без них и благодать Божия не станет совершать дело его спасения. Таким образом, спасение человека совершается одновременно чрез действие спасающей Божией благодати — и чрез личные усилия самого человека. По смелому выражению некоторых отцов Церкви, Бог сотворил человека без участия самого человека — а спасти его без его согласия и желания не может, ибо Сам сотворил его самовластным свободным.

На это история дает нам только полуответ. Дух наш, чисто сознавая самого себя, не может не видеть, что он бессмертен. Из сего развития духовных сил как из самого существа духа, и можно видеть, отчего религия всеобща, отчего она разнообразна, отчего, наконец, все соглашаются в одном существенном пункте религии — бессмертии.

Человек свободен выбрать добро или зло, спасение или погибель — и Бог не стесняет его свободы, хотя и призывает его постоянно ко спасению. Совершенствование Забота христианина о душе. Значение светского научного образования. Психология признает в душе человека три основных силы или способности: Умом человек познает окружающий мир и его жизнь, а также все сознательные переживания своей собственной души. Чувством — сердцем — человек отзывается на воздействия и впечатления из внешнего мира, и на свои переживания.

То, что нравится одному человеку, — не всегда нравится другому, и наоборот отсюда поговорка: Наконец, воля человека есть та сила его души, чрез которую он сам вступает в мир, и действует в. Нравственный характер человека в особенности сильно зависит от характера и направления его воли. Ум человека развивается прежде всего и больше всего чрез изучение наук, чрез образование.

Против этого ошибочного взгляда говорит вся история Церкви древних веков. Достаточно взять хотя бы трех великих вселенских учителей и святителей — Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста.

Они были образованнейшими людьми своего времени, прекрасно изучившими чисто-светскую науку тогдашнего времени. А ведь эта наука носила определенную языческую окраску. Тем более, мы должны ценить научное светское образование теперь — когда из науки исчезли былые языческие примеси, и она стремится к изложению чистой истины. Правда, и теперь многие ученые ошибочно полагают, что наука противоречит религии, и к научным истинам прибавляют свои антирелигиозные взгляды.

Но чистая наука в этом не виновата. И христианство всегда приветствует и благословляет серьезное светское образование, в котором формируются и укрепляются мыслительные силы и способности человека.

Само собой разумеется, что христианин, принимая образование светское, еще большее значение придает образованию и воспитанию религиозному.

Нужно помнить, что христианство вовсе не есть только исключительно — сфера религиозных переживаний и чувств.

Лекции по нравственному богословию слушать l oreal с jennifer lopez песня

Нет, христианство есть совершенно законченный цикл, система соответствующих знаний, самых разносторонних данных, относящихся к области не только религиозной, но и научной. И прежде всего, как нам, христианам, не знать жизни своего Спасителя, и Его чудес и учения? Как, далее, не знать истории нашей святой Церкви, и ее богослужения, которое нужно знать и понимать, а для этого — изучать. В особенности, значение христианства, как всесторонней законченной научной системы является в курсах христианского нравоучения 6 класса средн.

Здесь христианство предстает пред нами как богатейшая философская система, охватывающая и объясняющая человеку и весь мир, и его самого, и указывающая истинный смысл и цель его земной жизни. Но нужно помнить вот что: А поэтому — никогда не следует забывать Его слов: Господи, Господи — и не делаете того, что Я говорю. Развитие сердца Эстетическое чувство. Отношение христианства к эстетике. Связь красоты и нравственности.

Переходим теперь к вопросу о развитии в человеке сердца. Как уже было сказано, под сердцем мы понимаем нашу способность чувствований приятных и неприятных.

Эти чувства бывают различного рода — от низших, органических, напр, сладкое, горькое, шероховатое и. Воспитание сердца человека именно и заключается в развитии в нем этих эмоций. Остановимся на одной из таких эмоций — на чувстве эстетическом.

Эстетическим чувством называется чувство прекрасного — способность человека видеть и понимать, любоваться и восторгаться всякой красотой, всем прекрасным, где бы и в чем оно нам ни представлялось.

Таким образом, эстетическое чувство неразрывно связано с идеей прекрасного, с идеей красоты, Но спрашивается: На этот вопрос отвечают различно. Лучшим ответом нужно признать следующий: Чем возвышеннее содержание этой идеи, и чем чище, рельефнее и совершеннее та форма, в которой эта идея передается, — тем больше будет здесь красоты, тем прекраснее будет данное явление.

И, конечно, высшую красоту христианство видит в Боге, в котором — полнота всякой красоты и совершенства. Эстетическое чувство в той или иной мере присуще каждому человеку — но далеко не всегда оно развито правильно, и в полной мере. Его надлежащее развитие и направление совершается путем раскрытия в человеке способности — правильно оценивать то или иное явление, или произведение искусства.

Эстетически воспитанный человек сумеет найти черты совершенства и красоты — в хорошей картине, музыкальной композиции или литературном произведении. Он сам поймет и оценит, и другому сумеет объяснить — что именно красиво а данном произведении искусства, в чем — его содержание, и в какой форме оно передается.

Христианство умеет ценить и любить красоту. И красоту в христианстве мы видим всюду: При этом замечательно, что красоту в природе — любили и ценили самые строгие наши подвижники, вполне отказавшиеся от мира. Так было в древности св. Василий Великий и другие свв. Все лучшие русские монастыри были основаны в местностях, отличавшихся своею красотой, которая привлекала именно в эти места святых основателей и подвижников этих обителей, и восхищала всех без исключения богомольцев и посетителей.

Так проявляется светлый дух христианства в отношении его ко всему истинно-прекрасному. В самом Евангелии мы видим, как Христос Спаситель с любовию и вниманием относится и к полевой лилии, в к птицам небесным, и к смоковнице, и к виноградной лозе.

И еще в дохристианской древности святой царь и пророк Давид, созерцая красоту и величие Божия творения, восклицал: Истинная красота всегда возвышает, облагораживает, просветляет человеческую душу и ставит пред нею идеалы правды и добра. И никогда христианин не признает прекрасного того явления или произведения искусства, которое- хотя бы и в совершенном исполнении — не очищает и не просветляет душу человека — но опошляет и загрязняет ее Другие эмоции Развитие альтруистических чувств в детские годы.

Упокоение сердца в Боге и ожидание будущего блаженства. Эстетическое чувство, рассмотренное нами в предыдущей главе, является одной из эмоций человеческого сердца. Но, разумеется, не меньше, а еще больше значения имеют для христианина многие другие эмоции — напр. И, конечно, все эти возвышенные чувства должны быть развиваемы в сердце христианина — по возможности, с самых юных лет.

Увы — этого, как раз, обычно и не бывает! К сожалению, во многих, иногда очень и очень хороших христианских семьях, жизнь поставлена так, что родители сознательно отстраняют от своих детей картины человеческой нужды, печали, тяжелых бедствий испытаний.

Такое чрезмерное оберегание детей от суровой действительности — конечно, приносит только отрицательные результаты. Дети, выросшие в тепличной, оторванной от жизни обстановке, вырастают изнеженными, избалованными и не приспособленными к жизни, а часто — и толстокожими эгоистами, привыкшими только требовать и получать и не умеющими уступать, служить, быть полезными другим.

Но жизнь жестоко ломает иногда невыносимо-больно наказывает таких людей, иногда уже с юных лет, со школьного возраста. И поэтому-то, любя детей, нужно уже с детства закалять. А для этого нужно ставить пред детьми картины людской нужды и горя — и давать им возможность помочь. И тогда дети сами потянутся к добру и правде, ибо все чистое, доброе и светлое в особенности близко и родственно неиспорченной детской душе.

Те эмоции, о которых говорили мы до сих пор, включая высшие из них — жалость и сострадание, — встречаются у всех людей. Переходя теперь к чувствованиям уже чисто-христианского типа, мы остановимся на чувстве христианской надежды. Христианскую надежду можно определить как сердечное жизненное памятование христианина о Боге, неразрывно связанное суверенностью в Его Отеческой любви и помощи.

Человек, имеющий в сердце такую надежду, везде и всегда чувствует себя под кровом Отчим, подобно тому, как везде и всегда в физическом мире над собою видит необъятный небесный свод.

И поэтому, христианин, имеющий надежду на Бога, — никогда не придет в отчаяние, никогда не почувствует себя безнадежно одиноким. Но, конечно, венец и вершина христианской надежды — в будущем. Мы, христиане, знаем, что наш Символ веры, в котором собраны все основные истины христианства, оканчивается словами: Вот — вершина, венец и полное осуществление христианской надежды, и торжество тех, кто в земной жизни был гоним и притесняем изгоняем — за правду Христову Значение принципов в деле выработки воли.

Религия, как источник этих принципов. Остается нам теперь разобраться в вопросе о воспитании и развитии воли человека.

Лекции по нравственному богословию слушать радио киев онлайн слушать бесплатно

От направления и силы воли более всего зависит нравственный характер и нравственная ценность личности человека. И, конечно, всякому понятно, что для христианина важно, во 1-х, иметь волю сильную и решительную. Как же приобрести сильную волю? А для этого, опять-таки, аналогично телесным упражнениям — нужно начинать с немногого, с небольшого.

При этом, с самого начала христианин, желающий укрепить свою волю, свой характер, должен избегать всякой разбросанности, беспорядочности и непостоянства в поведении. Иначе он будет человеком бесхарактерным, не представляющим из себя ничего определенного. На такого человека не могут положиться ни другие люди, ни он. Писании такой человек называется тростью, ветром колеблемой. Для каждого из нас нужна дисциплина.

Еще важнее это в жизни каждого отдельного человека, причем место внешней школьной или военной дисциплины здесь занимает внутренняя самодисциплина. Человек должен сам поставить себя в известные рамки, создав определенные условия и порядок жизни — и от этого уже не отступать. Заметим еще вот что: Мы уже видели, что привычки дурные, греховные — большая помеха для христианской, нравственной жизни. Зато добрые привычки — ценное приобретение для души, а поэтому ко многому хорошему человек должен себя именно приучать, чтобы это хорошее сделалось для него своим, привычным.

В особенности важно это в молодые годы, когда еще формируется, складывается человеческий характер. Недаром говорят, что вторая половина земной жизни человека складывается из привычек, накопленных за первую половину этой жизни сравн. Против того, что сильная воля нужна человеку, вероятно, никто спорить не. В жизни мы встречаем людей с разной силой воли. И часто бывает так, что человек очень одаренный, талантливый, с сильным умом и глубоким, добрым сердцем, оказывается слабовольным, и не может провести в жизнь свои планы, как бы хороши и ценны они ни.

И обратно — бывает так, что человек менее талантливый и одаренный — но более волевой, сильный характером — успевает в жизни, и, как говорят, свою линию проводит до конца. Но еще более важным качеством человеческой воли является ее доброе направление — в сторону добра, а не зла. Если хороший, но слабовольный человек может в жизни оказаться мало полезным членом общества, то человек с сильной, но злой, разрушительной волей, является уже опасным; и он тем опаснее, чем сильнее его злая воля.

Отсюда ясно, что крайне важными являются те принципы, те основные начала и правила, которыми руководится воля человека. Беспринципный человек — нравственное ничтожество, не имеющее никаких нравственных клип валерии на пляже, и опасное для окружающих.

Откуда же воля человека может взять для себя эти принципы, чтобы действовать по ним? Для неверующего человека ответ здесь крайне труден, да в сущности, и невозможен, неразрешим. Брать их из науки? Но наука, во 1-х, по преимуществу, интересуется вопросами знания, а не морали, а, во 2-х, она сама не представляет из себя чего-то твердого и принципиально постоянного, ибо все время расширяется, углубляется и во многом изменяется. Но философия сама твердит нам об относительности и отнюдь не безусловной достоверности своих истин.

Эта жизнь сама нуждается в положительных принципах, которые могли бы упорядочить и устранить из нее разнузданную беспринципноость. Но если так труден ответ на поставленный вопрос для неверующих — то для верующего человека, в особенности — для верующего христианина — ответ прост и ясен.

Источник добрых принципов — Божия воля. Она открывается нам в учении Спасителя, в Его Святом Евангелии. Только она имеет в этой области безусловный, незыблемый авторитет; и только она научила нас самопожертвованию и христианской любви ко всем — даже и к врагам; только она дала людям возвышеннейшие понятия о христианской свободе, христианском равенстве и братстве понятия, украденные у нас социалистами, коммунистами и др.

И об истинных христианах Сам Господь сказал: Развлечения и самособранность духа. Молитвы, обеты и зароки как средства преодоления дурных навыков. Необходимым условием всякой деятельности человека, укрепляющей его волю, является труд. Он был заповедан Богом согрешившему человеку еще в раю: В 1 послании к Солунянам ап. Павел о необходимости труда писал так: Эти слова, также украденные коммунистами, выдающими их за продукт собственного творчества.

Христианство же требует от человека только того, чтобы его труд был честен и приносил соответствующую пользу. При этом — всякий знает на личном опыте — какое отрадное удовлетворение чувствует тот, кто честно и усердно работает, и какой скверный осадок остается на душе после времени, проведенного пусто и бессмысленно В наши дни среди молодежи очень распространен ложный и греховный взгляд на труд и на развлечения.

Но, во 1-х, это грешно и совсем не по-христиански, а, во 2-х, и самый отдых и развлечения только тогда бывают приятны и радостны, когда они заслужены предшествующим трудом. А для того, чтобы в душе не было той пустоты и рассеянности, которые так обычны теперь — в наше нервное, беспокойное, суетное время — христианин должен приучать себя к самособранности.

Нужно следить за собою во всех отношениях, и ясно отдавать себе отчет в своем настроении и стремлениях, а также — представлять себе точно, что мне нужно сделать в данный момент и к какой цели направлять все свои усилия.

Говоря об укреплении воли, необходимо еще упомянуть о тех случаях, когда человек чувствует волю свою бессильной, чтобы устоять против какого-либо соблазна или укоренившейся греховной привычки. Здесь он должен помнить то, что первое и основное средство в таких случаях — молитва, смиренная молитва веры crazy horse album torrent mp3 упования. О молитве будет сказано ниже; пока же только еще раз вспомним то, что даже такой могучий духовно человек, как ап.

Павел, говорил о бессилии бороться с грехом и творить добро: Тем более, так бывает постоянно с нами, немощными и слабыми. А молитва может нам помочь. Помимо молитвы, большое значение для укрепления воли в борьбе с грехом имеют еще так наз.

Обетом называется обещание человека сделать какое-либо доброе, благоугодное дело — напр.

Bookmark the permalink.

4 Комментарьев по теме:

  1. Суханов Н. В. says:

    Конечно. Я согласен со всем выше сказанным. Можем пообщаться на эту тему. Здесь или в PM.

  2. Губанов В. Р. says:

    Извините, что я Вас прерываю, но не могли бы Вы расписать немного подробнее.

  3. Фуат says:

    Послушайте.

  4. Давыденко Л. Г. says:

    Эра хороших блогов подходит к концу. Скоро все они будут наполнены говнокомментами. Бойтесь, о маловерные, ибо это грядет очень скоро!